Главная / Недвижимость / Квартира с легендой в Москве

Квартира с легендой в Москве

Дизайнеры Ольга Седова и Прохор Машуков оформили собственную квартиру в Москве, придерживаясь легенды о русском эмигранте, который в начале XX века переехал жить в Париж.

“Тут целый набор клише о России, пусть даже и банальный, — начинает рассказ хозяин Прохор Машуков. — Мы сами придумали историю, что эта квартира находится в Париже, в ней живет молодой повеса, потомок русского эмигранта в третьем поколении. Его дедушка переехал в Париж в начале XX века и поселился в классической французской квартире с высокими потолками, лепниной, камином и дубовым паркетом “елочкой”. С собой он привез портрет Николая II, семейные иконы, старое зеркало, книжный шкаф и кровать. Нынешний жилец, хоть и не был ни разу в России, попытался создать свое представление о ней сквозь призму иронии: дворцовые люстры сделал из проволоки и винтажного хрусталя, на стенах одной из комнат изобразил балерин на фоне декораций “Русских сезонов” Дягилева, а бюсты Ленина купил на блошином рынке и сделал из них столы”.

Гостиная. Стулья, Kartell; столы дизайнеры сделали сами; люстра сделана на заказ; зеркало найдено на Вернисаже в Измайлово. Тональность русской истории дополняет любимица хозяев борзая Руся; иногда к ней в гости заходит ее друг, английский бульдог Хью.

На самом деле квартира находится в Москве, и живут в ней дизайнеры Ольга Седова и Прохор Машуков с двумя сыновьями школьного возраста. Лет шесть назад они купили квартиру в сталинке и начали создавать интерьер, о котором давно мечтали. 

Гостиная. Стулья, Kartell; стол дизайнеры сделали своими руками из старого бюста Ленина и мраморной столешницы; на столе скульп­тура Татьяны Антошиной “Купальщицы” и стек­лянный декор, BoConcept; лепнина над дверью сделана на заказ по эскизам дизайнеров. Над камином постер с изображением Николая II.

Фрагмент гостиной. На столе скульп­тура Татьяны Антошиной “Купальщицы” и стек­лянный декор, BoConcept;

Прямо с порога мы видим столы с основанием из бюстов Ленина, напоминающие елочные игрушки. Прохор сделал их своими руками. Когда закрывалась мастерская Марата Гельмана, он забрал оттуда два бюста вождя — один 1930-х годов, другой 1972-го. “Разница в возрасте бюстов Ленина видна — их лица немного отличаются. У “старшего” были отколоты ухо и нос, я их просто долепил, — вспоминает Прохор. — Потом мы их покрыли хромом, цветным лаком и прикрутили к макушкам столешницы”. 

Фрагмент гостиной. На камине, сделанном на заказ, стоят скульптуры: “Наполеон” Юрия Хоровского и Юрия Шабельникова и “Юноша на шаре” ­Татьяны ­Антошиной.

“Дворцовую” лампу тоже сделали сами — попросили знакомого мастера сварить каркас из простой алюминиевой проволоки, а хрустальные капельки взяли с винтажной люстры, найденной на помойке во время отдыха в словенском Пиране. Оттуда же манекен, который нашел свое место в хозяйской спальне. “На одном из антикварных развалов мы увидели этот манекен – Прохор давно хотел такой. Купили и поняли, что его будет сложно загрузить в самолет. На границе у нас забрали палку, на которой он стоял, мы потом заменили ее на ручку от швабры”, — смеется Ольга. Пиджак на манекене Ольга купила на блошином рынке в Париже —изначально он был сшит для роли пажа в одном из спектак­лей Гранд-опера, а галстук — часть одеяния священно­служителя — был найден на Вернисаже в Измайлово. 

Кухня. Кухонный гарнитур сделан на заказ по эскизам дизайнеров; лепнина, прислоненная к фартуку, из мастерской Прохора Машукова; шторы из мастерской Марианны Могилевской.

Рядом с манекеном стоит яркий столик, сделанный по эскизам хозяев, — цветные гипсовые шары насадили на арматуру и залили жидким пластиком. “Нам хотелось классическую структуру нашей квартиры разбавить чем-то веселым”, — говорит Ольга. Здесь же, на стене из состаренных зеркал, поселился призрак Вольтера. Прохор рассказывает: “Скульптор Татьяна Антошина делала его для какой-то выставки, и, когда заливали пластик, что-то пошло не так — Вольтер не принял нужную форму, распрямился, — а я увидел его в мастерской и сразу понял, что без него не уйду”. Бюст Екатерины Великой купили на каком-то антикварном рынке, а вот его местоположение на прикроватном столике никакого исторического подтекста не имеет, хозяева говорят, что это случайность. 

Фрагмент спальни. Кровать сделана на заказ в мастерской Владимира Столярова; постельное белье, лен, Marki Home; подушки, натуральный мех, Crate and Barrel; светильники куплены в антикварном магазине в Египте; на состаренной зеркальной стене скульп­тура Татьяны Антошиной “Призрак Вольтера”.

Детей в этой семье с малых лет учат ценить прекрасное, например, на стенах в спальне старшего сына сидят балерины “Русских сезонов” Дягилева. Ольга вспоминает: “Лица девушек пробовали рисовать и я, и Прохор, но нам не нравилось. К нам приехала родственница — она художница, расписывает церкви в Словении и специализируется как раз на лицах, фигурах и руках. Она решила нам помочь, и у нее тоже не с первого раза получились: она целых четыре дня потратила на эту роспись”.

Фрагмент спальни.

Изобилие деталей делает эту квартиру похожей на сказочную шкатулку, в которой хорошо живется и взрослым, и детям, и даже Ленину.

Фрагмент спальни.

Фрагмент спальни. Кровать сделана на заказ в мастерской Владимира Столярова; постельное белье, лен, Marki Home; подушки, натуральный мех, Crate and Barrel; светильники куплены в антикварном магазине в Египте; на состаренной зеркальной стене скульп­тура Татьяны Антошиной “Призрак Вольтера”.

Фрагмент спальни. Комод найден на Вернисаже в Измайлово, на комоде скульп­тура Прохора Машукова “Инсталляция”.

Спальня, вид на зону младшего сына. В нише обои, сделанные на заказ по мотивам работ фламандского живописца Ганса Мемлинга; кровати и люстра сделаны на заказ по эскизам дизайнеров.

Фрагмент спальни. Стол сделан на заказ по эскизам дизайнеров; манекен Ольга и Прохор нашли на блошином рынке в Пиране; на манекене пиджак, куп­ленный в Париже, и галстук, найденный на Вернисаже в Измайлово. Старые церковные подсвечники хозяева покрасили в серебристый цвет. Справа ниша, в ней стоит кровать младшего сына; постельное белье, лен, Marki Home.

Комната старшего сына. Роспись на стене выполнили Ольга Седова и Мария Берсан-Машук по мотивам рисунков Анны Виноградовой и Александра Бенуа. Стол, стул и люстра сделаны на заказ по эскизам дизайнеров; на столе скульптура Татьяны Антошиной Pussy Riot; зеркало и шкаф найдены на Вернисаже в Измайлово; старая советская кровать — подарок бабушки. Постельное белье, лен, Marki Home.

Фрагмент комнаты старшего сына.

Фрагмент комнаты старшего сына.

Санузел. Сантехника, Laufen Alessi; зеркало антикварное найдено на Вернисаже в Измайлово; люстра и бра по эскизам авторов проекта; гипсовые кронштейны по эскизам авторов проекта; роспись, Ольга Седова.

Фрагмент санузла. На стенах и полу, мрамор; скульптуры на кронштейнах Татьяны Антошиной.

Источник

Смотрите также

Комплексное развитие. «Мосинжпроект» провел экспертную сессию в «Сколково»

На мероприятии руководители высшего звена группы компаний обсудили лучшие практики комплексного освоения территорий и управления …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *